электронные компоненты

рада-нн.рф

 

Часы

Счетчик посещений

155046
Сегодня
69

Цыганскому ансамблю «Рада», что означает «радость», уже почти 15 лет. За это время в нем уже несколько раз менялся состав, но одно постоянно – его главная вокалистка, педагог и организатор Елена Лазаренко. Эту цыганку в свое время очень поддержала известная исполнительница романсов Алла Баянова. А Валентина Пономарева, известная всем по песням из фильма «Жестокий романс», выхлопотала для нее первый, ставший аншлаговым концерт в Оперном театре.

«Я выступала, а сын спал в машине»

- Елена, насколько я знаю, Вы не только известная в городе певица, но и многодетная мама?

- Да, у меня четыре сына. И в будущем я надеюсь, что именно они помогут развивать наше с мужем дело. В данном случае речь идет не только об ансамбле. Мы с супругом Вячеславом хотели бы создать в Нижнем Новгороде Цыганское общество. Я родилась и выросла в этом городе. Отсюда и мои родители. Почему у нас есть армянское, грузинское общество, а цыганского нет? А ведь это целый пласт культуры!

- Как Вам, многодетной маме, удается совмещать насыщенную концертной деятельностью работу и заботу о семье?

- Если честно, то все это очень трудно. Рождение первого ребенка я перенесла достаточно легко и быстро пришла в форму. Тогда я работала в ресторане «Россия». А вот со вторым уже были сложности. Мне, как артистке, стали намекать, что я вышла из формы. А один известный человек сказал мне перед выступлением на Нижегородской ярмарке: «Как ты смела, беременная, придти на концерт?!» Правда, были и те, кто восхищался, называя Мадонной. Во время второй беременности я работала с самого начала и до конца. Я родила и сразу же вышла на работу – надо было петь в ресторане. Друзья мне сказали: «Как-то ты изменилась». На что я непринужденно ответила: «Да живот просто пропал». За 10 лет, особенно пока росли погодки, я сильно надорвала свое здоровье. Некоторым же это было только на руку – три солистки отделились от моего коллектива и основали свой – «Бричка». И стала выступать, используя записанные на фонограмму песни и позаимствованную у «Рады» танцевальную программу. Что самое обидное, эти люди не знают цыганского языка и культуры. И искажают ее до такой степени, что мне становится очень неприятно.

Чтобы держать руку на пульсе событий, я старалась не уходить надолго из жизни ансамбля. Мы выступали в зале, а мой маленький ребенок спал в машине. А однажды холодной зимой я с восьмимесячным малышом отправилась с пересадками одна на гастроли! Я везла коляску и тащила на себе сумку с детскими и концертными вещами. Мне приходилось привязывать коляску за сценой, давать малышу соску и выступать 2 часа, не имея возможности проверить его.

- Каким образом Вы подбирали классический репертуар старинных цыганских песен?

- Моя бабушка родом из Богородска, и я проводила там каждое лето. По моему мнению, это самый певческий город в России. В Богородске много цыган, и говорят они на чистом цыганском языке. Язык русских цыган самый выразительный, но при этом простой и понятный. Во времена моей молодости в деревне исполняли старинные цыганские плачи. Сейчас же приходится подстраиваться под атмосферу мероприятия и вкус нового поколения и исполнять более популярные песни, например, переделанную в эстрадную форму «Хризантемы». Старинные романсы у нас не особо слушают.

- Вы ведь закончили Нижегородскую консерваторию. Как Вы туда поступили?

- Начинать карьеру цыганской певицы, основателя ансамбля было тяжело. Мне очень хотелось получить профессиональное образование. Куда я только не пробовала поступать! Например, в Нижегородское театральное училище. Да и в Консерваторию я попала не с первого раза. Ректор Консерватории Нестеров улыбался, слушая мое выступление, а потом вежливо ответил: «Поешь хорошо. Только я никогда тебя не возьму – еще цыган нам не хватало». Когда на пост ректора Консерватории заступил Лев Сивухин, я стала-таки студенткой. Возможно, благодаря тому, что Сивухин признал свои цыганские корни. Профессионалы заметили мой талант: приехавший из Москвы профессор аплодировал стоя. Но было и много сложностей в связи с моим происхождением. Однажды мне не разрешали сдавать госэкзамен до тех пор, пока не придут немного задержавшиеся деньги за учебу. Я уговорила комиссию спеть пока без оценки, и меня объявили: «Экзамен закончен, а теперь поет Лазаренко». При этом меня попросили спеть не как всех 5 подготовленных к экзамену песен, а всего 3. Но когда профессор зааплодировал, преподаватель дала мне знак продолжать. Как же после быстрой песни исполнять романс? Но я, выжатая и запыхавшаяся, собралась и спела еще романс и народную песню. Я очень благодарна своему преподавателю Татьяне Кошелевой, считая ее настоящим гением своего дела.

Я выступаю в ансамбле, так как пока мне нет замены. Но когда настанет время уйти, я займусь преподаванием, отдав бразды правления молодежи. Я считаю, что выступать и строить карьеру надо с 20 до 33 лет. Раньше и у моего мужа был свой ансамбль, где он играл на гитаре. Но потом настало время, когда он решил уйти и посвятил свое время моему ансамблю и семье. Он возит коллектив на концерты и следит за аппаратурой. Сейчас коллектив «Рады» составляет в основном молодежь из областных городов.

- Почему у Вас украинская фамилия?

- Судить по фамилии о происхождении неправильно. У нас в студии занимались Саша и Ваня Ивановы, хотя это были чистокровные русские цыгане. Или вспомните того же Николая Сличенко.

Алла Баянова дала свой урок

- Вам в жизни помогли две великие исполнительницы цыганских романсов – Алла Баянова и Валентина Пономарева. Расскажите, как Вы с ними познакомились?

- Когда я смотрела на выступления Аллы Баяновой по телевизору, она не производила на меня сильного впечатления. А открылась она для меня на концерте в Нижегородской филармонии, куда я пришла целенаправленно посмотреть на ее выступления. Я четыре часа сидела с открытым ртом, слушая 80-летнюю Аллу Баянову. Я запомнила ее, как интеллигентную, подтянутую, никогда не стареющую женщину. Она умела держать зал, вела за собой зрителя, так как обладала необыкновенным очарованием. Алла Баянова живо разговаривала со зрителями. При этом она успевала за время концерта 4 раза переодеться. Школа Баяновой дала мне многое: я стала более раскрепощенной, научилась свободно общаться с залом. Тогда мне удалось прорваться в гримерку великой певицы. Алла Баянова сразу как-то расслабилась, обмякла после концерта - ей уже было тяжело в таком возрасте отдавать столько энергии. Но, несмотря на усталость, Алла Николаевна пригласила меня к себе утром в гостиницу. Эта великая женщина была простым человеком, не держала дистанции и легко шла на контакт. После утреннего чая в гостинице Алла Баянова спросила меня: «Вы хотите стать звездой? Вы поете цыганские песни, а я – романсы. Если хотите, приезжайте ко мне в Москву. Я вас попробую поучить. Да и здесь помогу, чем смогу. Затем она посоветовала мне сменить прическу. А главное – дала небольшой урок, как чувствовать зрителя. И порекомендовала сменить репертуар.

Благоволила ко мне и нижегородская телеведущая Мирослава Свердлова, которая уехала в Америку. Она активно приглашала выступать в различные телепередачи, воспринимала меня как дочку. Эта женщина полностью отдавалась работе, порой даже забывала перекусить или выпить чай. Ей все было не до этого. Съемки с Аллой Баяновой проходили в небольшом ресторанчике. На них были Мирослава Свердлова и заместитель директора Нижегородской филармонии Аркадий Криваткин. Напоследок Алла Баянова сказала им: «Вы ее не балуйте – ее снимать пока рано».

«Перед выступлением пропал голос»

- Следующая знаменательная встреча произошла несколько лет спустя, с Валентиной Пономаревой. Я считаю своим долгом ходить на концерты цыганских ансамблей. Говоря этим, что и в Нижнем Новгороде есть цыгане, поддерживающие эту культуру. Я уже по традиции пошла к певице в гости в гостиницу «Россия». В то время у Валентины Дмитриевны была в гостях нижегородская журналистка. Валентина Пономарева гостеприимно угостила меня чаем и попросила спеть. После чего спросила у журналистки, помогают ли мне в городе с выступлениями. Получив отрицательный ответ, она с легкой руки сказала: «Так, сделайте ей концерт в Оперном театре». Я не восприняла это всерьез. Но в течение 2 месяцев в нижегородской газете 3 раза в неделю выходила полоса, рассказывающая о моем предстоящем концерте.

- Так он состоялся?

- Да! Это был 1994 год. Зал был полон. Вход был бесплатный, но перекупщики, увидев ажиотаж, стали продавать билеты. Я настолько тряслась, что перед началом концерта у меня совсем пропал голос, я шептала, была белая, полностью без сил, так как утром еще помогала музыкантам таскать барабаны. Я сказала маме, что, наверное, не выдержу концерта, на что она мне ответила: «Ты должна собраться, ведь тебя ждут люди». Перед концертом мне впрыснули в горло какой-то эликсир, и я заговорила. Когда вышла на сцену, то от света рамп не видела ничего. Но со временем пришла в себя и, вспомнив уроки Аллы Баяновой, стала разговаривать с залом. Исполняя песню «Ой, как ты мне нравишься», обратилась к воображаемому, сидящему в пятом ряду мужчине, не видя ни одного лица. Но, услышав смех и какой-то ответ, воодушевилась. Именно Валентина Пономарева вселила в меня уверенность. Известная исполнительница романсов доверительно сказала мне, что я должна создать свой коллектив и культивировать цыганскую культуру в Нижнем Новгороде. И я изо всех сил стараюсь сдержать данное Валентине Пономаревой обещание.

- Елена, какие домашние традиции есть у цыган?

- Мы также празднуем Пасху и Новый год. Только у нас празднования длятся не меньше двух недель – гуляют все родственники. Сейчас мы уже не успеваем гулять на широкую ногу, так как в праздники активно выступаем. Со своими концертами мы уже ездили и в Болдино, и в Суздаль – невероятно красивые исторические места. Русские цыгане очень хлебосольны. У нас принято выставлять все на стол. Как минимум, без чая уйти гостю не удастся. Но время дает о себе знать: многие цыгане теперь смотрят, кого и чем угощать, и что выставлять на стол. Мы громко и весело гуляем свадьбы, на которых собираются все родственники. Переодеваемся в национальные костюмы, мне их шьет мама, и на конях едем на гуляния – танцуем, поем, развлекаем гостей…

- У Вас большой двухэтажный, светлый дом. Как он вам достался?

- Приобрели мы его совсем недавно. А еще в наследство от бывших хозяев нам досталась поначалу очень злая немецкая овчарка на цепи. Я ее очень боялась, когда приходила смотреть дом, но сейчас привыкла. Она охраняет наше спокойствие. Добрый ангел нашего дома – ленивый, медлительный кот Васька. Пока в доме много свободного места, так как мы еще не успели приобрести мебель. Это дело будущего. Первым делом мы обустроили кухню, поставив в центре большой стол, за которым можно было бы встречать побольше гостей! На день рождения мужа шашлыки мы жарили прямо во дворе дома, благо, место позволяет. Я стараюсь не забывать про своих педагогов и людей, с которыми меня свела Судьба. В нашем доме бывает и мой преподаватель Татьяна Кошелева, которая одинока, и у нас она отвлекается от грустных мыслей. А в зале мы смотрим по телевизору записанные выступления, анализируем, находим ошибки. По дому и с детьми мне очень помогает муж. Он забирает детей из детского сада, сидит с ними, когда меня нет. Если бы не муж, строить карьеру было бы гораздо сложнее.

Кстати. Вокруг известных эстрадных цыган существует много мифов, но есть и проверенные факты. Когда Николай Сличенко со своим театром «Ромэн» выступал в Оперном театре, в середине партера для нижегородских цыган всегда оставлялись свободные места. Пришедшие цыгане всегда на «ура» воспринимали выступления театра, громко аплодировали и всячески поддерживали. Концерт в Оперном театре как-то совпал с получением Николаем Сличенко диплома о высшем музыкальном образовании. Вот было радости-то в коллективе! Праздновали событие с настоящим цыганским размахом. Вообще, музыкальный театр «Ромэн» выступал в городе всегда с аншлагом. Особой популярностью у нижегородцев пользовался спектакль «Мы цыгане», рассказывающий об истории и культуре цыганского народа.

Марина Сипатова

.